«Мешки КГБ». Геннадий Иванкин: «Я прошел проверку "на лояльность"» Избранное

«Мешки КГБ». Геннадий Иванкин: «Я прошел проверку "на лояльность"»
12.01.2018 00:00
shadow
«Мешки КГБ». Геннадий Иванкин: «Я прошел проверку "на лояльность"»
«Мешки КГБ». Геннадий Иванкин: «Я прошел проверку "на лояльность"»

Возможная огласка архивов бывшего КГБ ЛССР дает почву для различного рода спекуляций на эту тему. К публикации «Дело о шпионаже в пользу России: Александр Краснопёров освобожден из под стражи» прозвучал комментарий, который мы приводим дословно.

«В деле, которое описывается, как рассматривавшееся в "закрытом режиме" (что, вероятно, подразумевает оглашение секретных сведений), непосредственное участие принимал адвокат Геннадий Иванкин. Очень интересно, а в уголовных процессах такого уровня, принимающие там участие адвокаты, тоже должны иметь степень доступа к материалам секретного и иного конфиденциального характера (иными словами, быть проверены и быть допущены к материалам секретного свойства, иметь доступ к "гостайне") или нет? Если да, то, спрашивается, каким таким образом адвокату Иванкину был дан подобный допуск (который, опять-таки подразумевает проверку лица по всевозможным учётам и, в первую очередь, тех же "достойных" латвийских спецслужб)? Потому как, по моим совершенно точным данным, ранее, до того как стать сотрудником советской милиции (если память не изменяет, одну из должностей, которую занимал Геннадий Иванкин в ту пору, когда мне непосредственно довелось иметь с ним дела, с глазу на глаз, являлась должность начальника следственного отделения Октябрьского РОВД города Риги) Геннадий Иванкин был завербован в ряды негласных "стукачей" — секретных агентов органов КГБ еще в пору его службы в рядах советской армии хваткими ребятками из Особого отдела войсковой части в которой он проходил срочную службу. По-любому, такой факт не мог быть не известен тем деятелям из латвийских спецслужб, так как информация о том, что Геннадий Иванкин состоял на учете в пресловутой "картотеке" КГБ имеет место быть».

Присяжный адвокат Геннадий Иванкин ( Genādijs Ivankins ) согласился прокомментировать озвученную информацию, ответив в письменном виде.

Во-первых, я безмерно рад, что мои старания в деле абсолютно невиновного «стрелочника» Александра Краснопёрова хоть в какой-то степени повлияли на решение судьи Елгавского суда Дайги Даншиной удовлетворить очередное — шестое — прошение обвиняемого об освобождении его из-под стражи до окончания судебного разбирательства.

Во-вторых, в уголовном деле А. Краснопёрова нет даже намека на информацию, которая может быть классифицирована как государственная тайна, охраняемая законами Латвии. Таким образом и по этой причине не было никакой необходимости соблюдать режим таинственности при рассмотрении дела в суде. Решение о проведении судебного следствия в закрытых заседаниях было принято по просьбе как прокурора, так и обвиняемого, и его защитника, а также десятка свидетелей, которые желали давать показания в спокойной обстановке, без присутствия многочисленных журналистов, заявившихся на первое судебное заседание.

К тому же я был категорически против того, чтобы на заседаниях суда присутствовал представитель московского телеканала ТВЦ, корреспондент которого без моего согласия использовал часть моего интервью в пропагандистском сюжете, направленном против Латвии.

Так что не было необходимости допускать в дело только такого адвоката, у которого есть доступ к государственным тайнам Латвийской Республики. Да и слава Богу, что у меня нет необходимости обращаться с нижайшей просьбой допустить меня до сокровенного. Меньше знаешь, спокойней живешь.

В-третьих, я не проходил срочную службу в Советской армии, как это утверждает автор комментария. Я получил юридическое образование в Латвийском университете в 1970 — 75 годах, когда нужно было получать и военное образование на так называемой «военке». Летом 1974 года я со своими однокурсниками проходил двухмесячную подготовку на сборах в «кадрированной» воинской части в г. Советске (бывш. Гумбинен) Калининградской области в качестве предполагаемых командиров мотострелковых взводов.

Благодаря смелым действиям офицеров, что приехали с нами из Латвии, и как я полагаю, их честным и благородным порывам, я не был арестован за «антисоветскую пропаганду» во время этих сборов. До сих пор благодарен нашему преподавателю полковнику У., который в свое время командовал танковым полком в боевых действиях на Ближнем Востоке, и который перед строем нашей роты забрал у приехавших по мою душу из Калининграда двух прощелыг «особистов» и засунул за голенище своего сапога мною нарисованный «боевой листок». В этом рукотворном «произведении» я нарисовал нами курсантами из Риги пережитые сюжеты с червяками в солдатской каше, с пояснениями — «Червяки в каше и крысы в казарме? Курсант, не отчаивайся, все могло быть наоборот.» А также нарисовал солдата в камуфляже с надписью NATO на каске, который целился через прицел пулемёта в мишень с надписью «Наша цель — коммунизм». Жаль не сохранился этот шедевр. Я бы его представил Полиции безопасности как индульгенцию от всех моих прошлых и будущих грехов.

Оглядываясь назад в события сорокалетней давности, в контексте моего участия в защите железнодорожного мастера — путейца Александра Краснопёрова, честно отдавшего 20 лет своей жизни Латвийской железной дороге, я понял, что мои юношеские порывы как бы исподтишка протестовать против реалий быта в Советской армии, чем то напоминают наивные действия Александра Краснопёрова, которые были квалифицированы в уголовном деле как «шпионаж». А именно, его комментарии в электронной переписке с приятелем из Калининграда относительно «пиндосов» и их военного металлолома, перевозимого туда-сюда по бескрайним пределам Латвийской державы, по «опасности» для государства нашего времени абсолютно соизмеримы с моей оценкой жизненного опыта в условиях советской диктатуры. Только в отличии от моего счастливого случая, Александру Краснопёрову не повезло и за высказывание своего мнения в условиях полицейского государства он пробыл за решеткой почти четырнадцать месяцев. Мне же в условиях советской диктатуры дали возможность получить юридическое образование, которое теперь пригодилось в деле А. Краснопёрова.

В-четвертых, по поводу комментария, видимо, бывшего сотрудника КГБ Латвийской ССР (адвокат приводит возможного автора комментария, — прим. Kompromat.lv), имею жгучее желание отреагировать, но не оправдаться, упаси Боже!

Я убежден, что именно этот по сути жалкий человечек, потерявший свою Родину, работу (службу) и офицерскую честь, вынужденный зарабатывать на свое пропитание эпистолярным жанром, скидывая в СМИ «инфу», украденную во время службы в КГБ, является автором комментария к сюжету об уголовном деле А.Краснопёрова, о котором у него нет ни малейшего представления.

Утверждая, что я, якобы, «был завербован в ряды негласных «стукачей» — секретных агентов органов КГБ еще в пору службы в рядах Советской армии хваткими ребятками из Особого отдела войсковой части, в которой проходил срочную службу» (грамматические ошибки автора я исправил), бывший работник КГБ, который, как теперь выяснилось, по долгу службы интересовался моей частной и служебной жизнью в советское время, должен был знать, что я не служил в Советской армии.

Свое предположение, что факт якобы моей вербовки во время прохождения службы в Советской армии «не мог быть не известен тем деятелям из латвийских спецслужб, так как информация о том, что Геннадий Иванкин состоял на учете в пресловутой "картотеке" КГБ имеет место быть» (стилистическую абракадабру я не исправлял), «чекист» выложил в интернет, не удосужившись проверить сведения о моей личности в публично доступных базах Латвийской Республики.

А именно, в 2006 году я, как председатель правления Консервативной партии, выдвигал свою кандидатуру на выборах в 9 Сейм. То есть я прошел проверку «на лояльность» существующему режиму. Риторический вопрос — если моё имя значится в пыльных и до нельзя раздербаненных мешках КГБ, был бы я включен в избирательные списки?

В-пятых, и это более существенно. Единственно правдивый факт в комментарии «чекиста», это то, что я был начальником следственного отделения милиции Октябрьского района г. Риги. Теперь это участок полиции Зиемельского района, в котором до сих пор сохранилось мною собственноручно изготовленное приспособление для сшивки уголовных дел.

Что же касается высказанного чекистом бахвальства — «когда мне непосредственно довелось иметь с ним дела, с глазу на глаз», могу признаться в содеянном в группе с этим типом. Тем более, что все сроки давности прошли.

В начале 90-х годов, исполняя обязанности по обеспечению безопасности коммерческой структуры, я обратился за помощью к этому «чекисту», который позиционировал себя как крутого спеца в обеспечении безопасности бизнеса. Будучи информирован, что имею дело с профессионалом из рядов бывшего КГБ, я поручил ему обеспечить безопасность внутренней телефонной связи нашей компании.

Во время этих контактов он мне разболтал служебную тайну, а именно, он сообщил, что, будучи офицером КГБ, в 80-х годах он принимал участие в оперативной разработке против меня в то время, когда я был начальником следствия отдела милиции Октябрьского района г. Риги. Он рассказал, что принимал участие в установке «прослушки» в моем служебном кабинете, а также что я, не будучи коммунистом, но занимая так называемую «райкомовскую должность», вызвал подозрение у руководства КГБ. Со смехом сообщил, что в связи с тем, что я настойчиво отказывался от навязчивых предложений начальства установить у меня дома телефон, его руководство было раздражено.

Сейчас я уже не помню, получил ли «чекист» с моей помощью вознаграждение за свою «спецработу» по налаживанию безопасности телефонной связи в нашей компании. Но точно помню, что на утро после «спецработ» наши сотрудники на своих рабочих местах нашли пустые бутылки из-под водки и шелуху от семечек и констатировали, что к телефонной линии были подключены не идентифицированные пользователи.

С тех пор я этого «чекистского» персонажа не имел счастья видеть. Искренне надеюсь, что никакое полониевое облако его не накроет.

И в завершении хочу обратить внимание на то, что попытка в виде комментариев дискредитировать меня, как адвоката, который всеми мне доступными силами и методами защищает абсолютно невиновного в так называемом «шпионаже» Александра Краснопёрова, была осуществлена в интернете в тот момент, когда всем стало ясно, что уголовное дело, сфабрикованное в Полиции безопасности, явно разваливается.

Также хочу заявить, что буду искренне благодарен тем должностным и частным лицам, даже если в этом случае своё истинное лицо проявит бывший сотрудник КГБ, если мне лично или в публичном пространстве будут предъявлены неопровержимые доказательства того, что стараниями «хватких ребят» из Особого отдела войсковой части, в которой я якобы проходил срочную службу, я был завербован в качестве агента спецслужб СССР.

kompromat.lv


Источник: “http://kompromat1.info/articles/79942-meshki_kgb._gennadij_ivankin_ja_proshel_proverku_na_lojaljnostj”

Оставить комментарий