Посол ЕС в России Вигаудас Ушацкас: «Благодаря» антисанкциям Кремля экспорт продовольствия из стран ЕС за год вырос на 6%

13.07.2018

Посол ЕС в России Вигаудас Ушацкас: «Благодаря» антисанкциям Кремля экспорт продовольствия из стран ЕС за год вырос на 6%
Посол ЕС в России Вигаудас Ушацкас: «Благодаря» антисанкциям Кремля экспорт продовольствия из стран ЕС за год вырос на 6%

На фоне терактов в Париже, обострения вооруженного конфликта в Сирии тема войны на Донбассе отошла в западных СМИ на второй план. Несмотря на разногласия между ЕС и Россией, европейские лидеры не собираются списывать Россию со списка партнеров. Более того, со стороны может показаться, что трагедия, произошедшая в Париже, даже сблизила Москву и Брюссель. После серии терактов, якобы организованных террористической организацией Исламское государство Ирака и Леванта (ИГИЛ), Президент Франции Франсуа Олланд заявил о том, что призывает США и Россию объединить усилия в борьбе против исламских боевиков.

В свою очередь в Евросоюзе отрицают сближение. Мол, партнерские отношения между ЕС и Россией если и могут быть, то только вокруг противостояния ИГИЛ и уж никак не по вооруженному конфликту, устроенному Кремлем на территории Украины.

Посол Евросоюза в России Вигаудас Ушацкас в интервью «Главкому» рассказал, почему нельзя ставить знак равенства между пророссийскими боевиками, орудующими на Донбассе и боевиками-исламистами из ИГИЛ, почему санкции, введенные Евросоюзом в отношении РФ из-за конфликта на Донбассе пока не привели к желаемым результатам. Посол также назвал единственное условие, при выполнении которого европейские компании могут начать сейчас свой бизнес в Крыму.

Как повлияли теракты во Франции на отношения Евросоюза и России?

Варварские теракты в Париже потрясли всех, не только французов, но и всех европейцев, потому что мы считаем это атакой на наши общие европейские ценности. Как эти теракты повлияют на отношения ЕС и России, станет видно позднее, но сейчас очевидно, что все страны заинтересованы в том, чтобы противостоять ИГИЛ. Для этого нужны всеобъемлющие действия разных стран.

Президент Франции Франсуа Олланд уже призвал Барака Обаму и Владимира Путина объединить усилия для борьбы с ИГИЛ. На фоне санкций против России такое смягчение позиции Франции по отношению к РФ совпадает с позицией Евросоюза?

Я бы не стал проводить параллелей между тем, что происходит в Сирии, и тем, что происходит в Украине. Смягчения позиции в отношении выполнения Минских соглашений не может быть до тех пор, пока Минские соглашения не будут выполнены. Что касается Сирии и ответа на эти преступные, варварские теракты в Париже, то это является другой частью российско-европейских отношений, в которой мы всегда поддерживали контакты, диалог с Россией.

С одной стороны, ЕС поддерживает Украину в борьбе против боевиков и террористов, которых спонсирует Россия на Донбассе, с другой, европейские лидеры призывают к объединению с Россией в борьбе против боевиков-исламистов в Сирии.

Вы просто констатируете реальность, с которой мы сталкиваемся. Отношения стран Евросоюза с Россией не являются однонаправленными. С одной стороны, действительно, ЕС и Россия находятся в глубоком конфликте в том, что касается фундаментальных взглядов по Украине. Евросоюз уважает территориальную целостность и свободный выбор Украины на сближение с ЕС, чего мы, к сожалению, не видим со стороны России. ЕС ведь предпринял конкретные шаги – санкции – в отношении России в ответ на ее действия в Украине.

С другой стороны, нужно понимать, что и ЕС, и Россия являются глобальными игроками, и наши отношения не ограничиваются только позицией по Украине, в том числе разногласиями, которые есть.

У Евросоюза и России остаются взаимозависимыми экономики, торговля и энергетика. Нужно признать, что мы взаимозависимы и от того, как мы будем содействовать разрешению конфликтов там, где наши интересы совпадают. Я бы в качестве примера вспомнил договоренности, которые достигли США, ЕС, Россия и Китай по иранскому ядерному соглашению. Также мы надеемся, что у нас будет понимание по решению конфликта и той гуманитарной катастрофы, которая унесла 250 тысяч жизней людей и привела к появлению более четырех миллионов беженцев из Сирии.

На днях состоялись консультации с участием специального представителя Евросоюза по Афганистану и представителей МИДа РФ о том, каким образом мы можем решать те проблемы и угрозы, которые исходят, к примеру, от Талибана. Нужно признать, что география наших отношений очень разнообразна. Но то, что случилось в отношении Украины и те действия, которые были осуществлены со стороны России, являются неприемлемыми. Я имею в виду, как нелегальную аннексию Крыма, так и дестабилизацию ситуации в восточной части Украины. Мы за то, чтобы конфликт разрешился в рамках Минских соглашений.

Различные страны ЕС по-разному воспринимают опасность со стороны России. Почему не удается прийти к общему пониманию угрозы, это внутренняя проблема ЕС?

Европейский союз уникален в том смысле, что решение принимают все 28 стран его членов. Это означает, что для того, чтобы прийти к какому-то решению, мы обсуждаем все имеющиеся точки зрения. Обсуждение – это естественное состояние работы Европейского Союза. Важно отметить, что по ключевым вопросам страны ЕС находятся в согласии, в особенности по вопросам внешней политики. Так, например, были приняты решения о введении ограничительных мер, так называемых санкций, в адрес России. Так что не следует заблуждаться: есть различные точки зрения, но они не являются официальной позицией ЕС. Это нормально. Самым главным (и это же я говорю своим российским коллегам) является не то, что говорят политики до официальных встреч и совещаний, а то, что они заявляют после принятия решения. То есть, более важным является умение услышать и понять то, о чем заявляют все 28 стран ЕС не при входе в комнату совещаний, а при выходе из нее.

Какова позиция Евросоюза в отношении депутатов из стран ЕС, которые едут в Крым в нарушение законов Украины? К примеру, делегация французских депутатов во главе с Тьерри Мариани летом посетила оккупированный полуостров.

Несоблюдение официальной позиции Европейского Союза я оцениваю отрицательно. Сейчас мне трудно дать конкретную оценку, потому что мы не знаем, при каких условиях и как они туда попали, через какую границу, по каким визам они туда въехали. Эту ситуацию я не хотел бы конкретно комментировать. Очень важно, чтобы мы все в ЕС соблюдали ту позицию, те решения, которые были приняты.

Несмотря на применение санкций, некоторые европейские компании и бизнесмены умудряются вести бизнес в Крыму. Какие механизмы есть для предотвращения ведение незаконного бизнеса на оккупированном полуострове?

Я слышал об этом от журналистов, но конкретных фактов я лично не знаю. Решения должны принимать конкретные страны Европейского Союза. Европейским компаниям и бизнесменам грозит уголовная ответственность за ведение бизнеса в Крыму, если факты действительно имеют место быть. Позиция Европейского Союза по Крыму четко определена: мы не признаем нелегальную аннексию Крыма. В этой связи мы приняли ряд ограничительных мер в отношении определенных лиц и компаний и ввели значительные ограничения на экономические отношения с Крымом и Севастополем. Например, компании ЕС не могут импортировать товары из Крыма, не могут инвестировать и вести бизнес там, не могут приобретать там собственность и оказывать там туристические услуги. Если работать по букве закона, то есть единственный случай, когда европейские компании могут работать в Крыму на законных основаниях – только в том случае, если получат разрешение со стороны украинского правительства.

Как изменился товарооборот между Россией и ЕС после введения санкций и антисанкций?

Действительно мы наблюдаем некоторый спад. В течение года товарооборот упал с 326 млрд евро в 2013 году до 285 млрд евро в 2014 году. Это та статистика, которая есть на данный момент. Основной причиной уменьшения товарооборота являются не санкции, а низкий уровень роста экономики в России. Это также следствие изменения курса рубля, низких мировых цен на сырьевые товары и рецессии российской экономики.

Также я хотел бы обратить внимание, что структура внешней торговли ЕС изменилась после введения Россией так называемых антисанкций, то есть запрета на ввоз сельскохозяйственной продукции из страны ЕС в Россию. В то время как российские потребители сталкиваются с более высокими ценами, меньшим выбором, невозможностью покупать высококачественные сельскохозяйственные продукты из Европы, европейские экспортеры нашли новые рынки. Хочу отметить, что экспорт сельскохозяйственной продукции из стран ЕС, даже несмотря на антисанкции со стороны РФ, вырос на 6% в течение последнего года. К примеру, наш экспорт в Китай увеличился на 37%, в Турцию – на 27%, в США – на 18%. Речь, прежде всего, идет о сельхозпродукции, в отношении которой были введены российские антисанкции. Так что, литовский или голландский сыры находят место на других рынках, потому что наши продукты качественные, и мы являемся частью мирового рынка.

В начале ноября Путин подписал закон об ответных мерах на арест имущества РФ за рубежом, позволяющий России ограничивать иммунитет имущества других государств. Фиксировали ли вы уже его применения, каким образом ЕС будет защищать свое имущество?

Я знаю о таком законе, но я не хотел бы сейчас говорить о его последствиях, так как пока не было случаев его применения.

Минские соглашения, которые призваны восстановить мир на Донбассе заканчивают свое действие в конце этого года. Каким вы видите дальнейшее развитие событий?

Минские соглашения являются единственной основой для обеспечения мирного процесса в Украине. Конечно, мы иногда слышим обвинения со стороны России в адрес Украины о том, что якобы Украина не выполняет соглашение и тому подобное, но мы ведь знаем, какие шаги нужно предпринять, чтобы были полностью выполнены Минские соглашения. Конечно, мы знаем и то, что у Москвы есть конкретные рычаги влияния на сепаратистов, или как их сейчас называют, на подконтрольные России силы на Донбассе.

Мы отмечаем определенный прогресс в выполнении Минских соглашений. Однако все равно ситуация остается неустойчивой, каждый день приходят сообщения о возрастающей опасности эскалации конфликта. Активное вооруженное противостояние прекратилось, однако наблюдатели ОБСЕ отмечают случаи нарушения режима прекращения огня.

Сейчас завершается отведение легкого вооружения, ожидается, что стороны приступят к отведению тяжелого вооружения. Помимо этого, остается множество нерешенных задач и конкретных шагов, которые должны осуществить стороны. Наиболее важным из них является проведение местных выборов в соответствии с законодательством вашей страны, в соответствии со стандартами ОБСЕ и при международном наблюдении. Другим очень важным положением, которое еще не выполнено, является возвращение Украине полного контроля над участком украинско-российской государственной границей. Хотел бы также напомнить, что у наблюдателей ОБСЕ и сотрудников гуманитарных организаций должен быть полный доступ в зону конфликта, чтобы они могли выполнять свою важную работу.

Не кажется ли вам, что фокус внимания на проведении выборов на неподконтрольной Киеву части Донбасса является неверной стратегией, ведь более актуальными для Украины сегодня являются вопросы демилитаризации неподконтрольных территорий, особенности амнистии сепаратистов, и лишь только потом можно будет проводить выборы?

Мы прекрасно знаем, почему процесс затягивается. Поэтому мы призываем все стороны, в том числе Россию, использовать свое непосредственное влияние. Важно, чтобы мы не допустили возобновления боевых действий. Именно поэтому важно, чтобы соблюдался режим прекращения огня. Вооружение должно отводиться, местные выборы должны состояться, а контроль Украины над ее государственной границей должен быть восстановлен. Все это ясно определено в Минских соглашениях.

Так почему процесс выполнения соглашений затягивается, кому это выгодно?

Анализировать, кто ответственен за тот или иной аспект нарушения Минских соглашений, сидя здесь в Москве, кажется нецелесообразным. Но мы знаем, что нужно делать. Мы через свои контакты, через влияние, стараемся, как можно более позитивно, содействовать полному выполнению этих соглашений. Те санкции, которые были приняты в отношении конкретных лиц и секторальные санкции также способствуют выполнению Минских соглашений.

Глава МИД России Сергей Лавров недавно выступил за перенос действия Минских соглашений на 2016 год. Но где гарантия, что они будут выполнены в следующем году, если они не выполнены в этом?

На мой взгляд, во время последних встреч, которые состоялись в рамках нормандской четверки, были определены очевидные задачи, которые нужно осуществить для полного выполнения Минских соглашений. Мы, Европейский Союз, будем как содействовать их выполнению, так и требовать у сторон их соблюдения. Мы все должны сделать все возможное, чтобы соглашения были выполнены в самое ближайшее время, чтобы ситуация в Украине нормализовалась и стабилизировалась, чтобы украинские власти и пограничники имели доступ и контроль над своей территорией.

Но ведь все эти способы воздействия пока не принесли желаемого результата, разве не так? На украино-российскую границу до сих пор не пускают даже представители ОБСЕ.

К сожалению, в данный момент положения Минских соглашений полностью не выполняется.

Европейский Союз 4 ноября запустил еженедельный информационный бюллетень для противодействия дезинформации со стороны России. Привлечено ли к сбору российских фейков посольство ЕС в России?

Мы привлечены ко всей работе, которая является составляющей частью отношений между ЕС и Россией. Наша работа заключается в том, что мы предоставляем объективную информацию через дипломатические каналы о том, что происходит в России и в отношениях РФ с другими странами.

Совсем недавно компания TNS по заказу общественной организации Институт мировой политики провела опрос в странах ЕС, который показал, что большинство европейцев считают, что конфликт на Донбассе инспирирован Россией, в то же время европейцы считают, что на Донбассе идет… гражданская война. Почему граждане стран ЕС не могут однозначно четко идентифицировать этот конфликт?

Мы, европейцы, живем в открытом обществе, в котором люди читают разные издания, различные СМИ, в котором могут быть совершенно разные мнения. Этого нельзя сказать о том монополизированном общественном мнении, которое наблюдается в России, где абсолютное большинство поддерживает нынешнюю позицию руководства РФ. Что важнее для украинского читателя, украинских граждан, так это то, что правительства стран ЕС знают, кто виноват и кто несет ответственность за незаконную аннексию Крыма, мы знаем, кто организовал дестабилизацию на Донбассе, и что мы принимаем все возможные меры, чтобы добиться справедливости. Эти меры разные. Мы помогаем украинскому государству в развитии более открытого общества, в борьбе с негативным багажом коррупции, помогаем развивать экономику Украины, в то же самое время участвуем в переговорах по урегулированию конфликта в Украине.

Очевидно, что в ЕС ощущается некоторое влияние российских СМИ. Но оценить то, насколько оно сильно, я не могу, не имею таких данных.

Мы живем в открытом информационном пространстве, и мы не будем ограждаться от информации. Хочу особо подчеркнуть, что мы не контролируем радио, телевидение, соцсети.

В чем заключается участие России в разрешении проблемы сирийских беженцев, которые заполонили страны Европы сейчас, ведь если Россия принимает участие в уничтожении боевиков, было бы логично, чтобы эта страна взяла на себя груз ответственности за увеличение количества беженцев, например, разместила бы беженцев на своей территории?

Это вы у России спрашивайте. С нашей точки зрения в этой ситуации нет ординарного рисунка. С одной стороны, нужно признать, что для беженцев Россия не является страной назначения. По большому счету, Россия является страной транзита беженцев. ЕС и Россия сотрудничают в этой сфере. С другой стороны, мы, к сожалению, также отмечаем, что военные действия России в Сирии привели к некоторому росту количества беженцев.

При решении вопроса беженцев нужно идти к истокам конфликта. Конфликт ведь состоит в том, что режим Башара Асада совершил много преступлений против своих же граждан. Помимо этого, идет военное противостояние между разными группировками в Сирии, что также усугубляет проблему. Мы все, и ЕС, и Россия, и Украина, и другие страны, разделяем общую тревогу – как не допустить дальнейшего распространения угрозы, исходящей от террористических организаций. С одной стороны, мы должны принимать меры, направленные на уничтожение таких группировок, как «Даэш» (ИГИЛ) или «Джабхат Ан-Нусра». С другой стороны, важно, чтобы мы содействовали политическому процессу в самой Сирии. Этому Европейский Союз уделяет особое значение.

Буквально на днях в Вене прошла встреча международной контактной группы. Эта группа выразила полную поддержку действиям и шагам, предпринимаемым Спецпредставителем ООН Стаффаном Де Мистурой с целью собрать за круглым столом представителей разных слоев и политических групп Сирии. Все это для того, чтобы провести конституционные реформы в этой стране, а в будущем – выборы. Но прежде – чтобы согласовать режим прекращения огня.

Многие жители России после аннексии полуострова поехали в Крым в обход украинских законов, то есть с нарушением границы Украины. Могут ли у таких людей быть проблемы с получением шенгенских виз, если такие граждане захотят посетить страны ЕС?

Мы же не гонимся за каждым гражданином, чтобы узнать, куда, как и когда он едет. Я таких примеров не знаю.

Руководство России давно добивается установления безвизового режима с ЕС. Насколько это реально сейчас?

Этого хочет не только руководство России. Мы, Европейский Союз, были заинтересованы продвигать отношения между нашими обществами и между людьми. Следует обратить внимание на то, что в момент самых серьезных разногласий по Украине мы все-таки сознательно не вводили никаких ограничительных мер в отношении граждан России. В последнее время мы даже увеличили количество студентов, которые смогут поехать на продолжение обучения в страны ЕС в рамках программы «Эразмус плюс». Теперь ежегодно порядка 3000 студентов из России смогут получать стипендии на обучение в странах ЕС. Совместно с Россией мы продолжаем сотрудничество в различных областях науки и исследований.

С другой стороны, хотя мы и были настроены на продолжение работы в рамках визового диалога с РФ, из-за действий России по дестабилизации на востоке Украины, из-за незаконной аннексии Крыма и Севастополя ЕС в 2014 году был вынужден приостановить этот диалог.

Главком